ГОДРИКОВА ВПАДИНА. ЦЕРКОВЬ СВЯТОГО ДЖЕРОМИ. АЛТАРНАЯ ЧАСТЬ. 1981

Альбус спит на скамье. Джинни внимательно наблюдает за ним. Гарри смотрит на противоположное окно.

ГАРРИ: Нет. Ничего. Почему она не здесь?

ДЖИННИ: Мы вместе, твоя мама и твой отец живы - мы способны повернуть время вспять, Гарри, но мы не можем ускорить его. Она придёт, когда она будет готова, и мы будем готовы к её приходу.

Она смотрит в спальню Альбуса.

Или кто-то из нас точно будет.

ГАРРИ: бедный ребёнок думал, что ему придётся спасти мир.

ДЖИННИ: Бедный ребёнок спас мир. Трюк с одеяльцем был выполнен мастерски. Я имею в виду, он почти уничтожил мир, но возможно лучше не акцентировать на этом внимание.

ГАРРИ: Ты думаешь он будет в порядке?

ДЖИННИ: Думаю, да. Это просто может занять немного времени... тебе оно тоже потребовалось.

Гарри улыбается. Она и Гарри оборачиваются и смотрят на Альбуса.

Знаешь, после того, как я открыла Тайную Комнату, и Волан-де-Морт заколдовал меня тем ужасным дневником, я почти всё разрушила...

ГАРРИ: Я помню.

ДЖИННИ: После того, как я вернулась из больницы, меня никто не замечал, более того, не подпускали меня к ним, но, мальчик, у которого было все, однажды пришел в общую гостиную Гриффиндора и бросил мне вызов в игре "Порывной дурак".

Люди думают, что знают о тебе все, но лучшее в тебе то, что ты... всегда был... героем без пафоса. Я хочу сказать, что когда все это кончится, просто помни, что иногда люди, особенно дети, просто хотят поиграть с кем-то в "Подрывного дурака".

ГАРРИ: Ты думаешь, это мы и упускаем? "Подрывного дурака"?

ГАРРИ: Нет. Но та любовь, которую я почувствовала от тебя в тот день. Я не уверена, что Альбус чувствует это.

ГАРРИ: Я бы сделал все, что угодно, для него.

ДЖИННИ: Гарри, ты бы сделал все для кого угодно. Ты был бы очень счастлив пожертвовать собой ради мира. Ему нужно чувствовать особенную любовь. Это сделает его сильнее, это сделает сильнее и тебя.

Гарри: Знаешь, пока Альбус не пропал, я не осознавал то, на что ради меня была готова моя мама. Её любовь была настолько мощной, что смогла отбить заклинание смерти.

ДЖИННИ: И единственное заклинание, которое Волан-де-Морт так и не смог понять — это любовь.

Гарри: Я очень сильно люблю его, Джинни.

ДЖИННИ: Я знаю, но ему нужно чувствовать это.

ГАРРИ: Я счастливчик, что у меня есть ты, да?

ДЖИННИ: Несомненно. И я была бы рада обсудить твою удачу, но в другое время. Сейчас нужно сфокусироваться на Дельфи.



ГАРРИ: Мы опаздываем.

Джинни озарила мысль.

ДЖИННИ: Только если, Гарри, ты когда-нибудь думал, почему она выбрала именно этот день?

ГАРРИ: Потому что это тот самый день, когда все изменилось …

ДЖИННИ: Прямо сейчас тебе чуть больше года, я права?

ГАРРИ: Год и три месяца.

ДЖИННИ: Она могла убить тебя за этот год и три месяца. Но выбрала именно эту дату. Чего она ждёт?

ГАРРИ: Я все ещё не совсем понимаю…

ДЖИННИ: Что если она ждёт не тебя, а его, чтобы остановить его.

ГАРРИ: Что?

ДЖИННИ: Дельфи выбрала сегодняшний день, потому что он здесь, потому что её отец направляется сюда. Она хочет встретиться с ним. Быть с ним, с отцом, которого она любит. Проблемы Волан-де-Морта начались, когда он напал на тебя. Если бы он не сделал этого...

ГАРРИ: Он бы стал только сильнее, тьма сгустилась бы ещё больше.

ДЖИННИ: Лучший способ разрушить предсказание это не убивать Гарри Поттера, а остановить Волан-де-Морта от каких-либо действий вообще.


3484987813215142.html
3485055120067653.html
    PR.RU™